ФЭНДОМ



Румынская народная сказка. Включена Харальдом Чёрны в сборник "Сказки и легенды Восточной Европы".

Часто упоминается пани Миленой Бальшич на занятиях по Артефакторике, в качестве текста с примерами сказочных артефактов.

Текст сказки:

Жил-был бедняк, имел он троих сыновей: старших не припомню, как звать, меньшого же величали Тоадер, а по младости — Тодерикэ или Тодераш. Стали сыновья большими и сделались охотниками; постреляли день, постреляли другой — полюбилось им это дело, да так, что уж и дома не могут усидеть, все по лесам бродят с ружьецами в руках. Застала их однажды в лесу ночь. Отошли они от дороги, облюбовали большое дерево, развели костер и уселись ужинать. А поев, совет держали и порешили, что ложиться лучше двум спать, а третьему выйти к дороге да стоять дозором, иначе, глядишь, беда может приключиться: заберет кто-нибудь ружья, а то и жизни лишит. Сказано — сделано: младшие улеглись спать, а старший зарядил ружьецо да и отправился к дороге в дозор. Стоит он так до самой полночи, ничего не замечает. А в полночь слышит: кто-то едет; луна вовсю светит — вот он и увидел телегу, запряженную четверкой вороных.

— Стой, кто едет? — кричит парень.

Но никто не откликнулся. Спросил он во второй раз, и опять никто не ответил. Парень крикнул в третий раз:

— Стой, а то курок спущу!

В ответ раздалось:

— Не стреляй, как с тобой поравняемся, так и остановимся.

Не спустил парень курка. Вскоре телега остановилась, подошел какой-то человек, протянул ему рог и говорит:

— Вот тебе рог. Попадешь в беду — подуй в него, и тотчас появится несметное войско, да такое, что аж земля от него задрожит. А если дунешь в другой конец рога, войско исчезнет.

Отдал ему человек этот рог да и уехал на своей телеге. А парень, едва остался один, дунул в рог, чтобы проверить его силу. И тотчас выстроилось кругом него несметное войско. Подул он в другой конец рога, и войска сразу не стало.

Когда рассвело, вернулся он к братьям и разбудил их.

— С добрым утром, братцы родные. Хорошо ли почивали?

— Хорошо, братец. А ты вздремнул или видел чего?<

— Дремать я и не думал. Не для того же вызвался человек в дозоре стоять, чтобы спать. А видеть я ничего не видел.

Развели братья костер, поджарили зайчатину, позавтракали и пустились по лесу, авось выберутся к жилью, а то и соль как раз кончилась, и пороху мало осталось. Бродили они день-деньской по лесу, так до конца его и не добрались. А к вечеру — глядь! — очутились в том же месте, откуда утром отправились. Что тут будешь делать? Снова остались ночевать в лесу.

Изготовили на костре ужин, поели и решили опять послать одного из братьев в дозор. Настала очередь среднего. Взял он с собой ружье заряженное да раскурил трубку — сон отгонять. До самой полночи и средний брат ничего не видел, хотя луна так ярко светила, что можно было все деньги пересчитать — были бы только.В полночь услыхал средний брат шум и вскоре увидел телегу, запряженную четверкой вороных.

— Стой, кто едет?

Никто и словом в ответ не обмолвился. Он еще раз крикнул:

— Стой!

Но опять никто не откликнулся. Крикнул он в третий раз:<

— Стой, не то курок спущу!

— Не стреляй, — отозвался человек, сидевший в телеге — Как поравняемся, так и остановимся.

И верно: вскоре телега, поравнявшись с ним, остановилась.

— Вот тебе этот кошель, — сказал человек.— Сколько денег ни вынимай из него, все равно не убудет.

Телега покатила дальше, а парень попробовал: в самом ли деле так чудесен кошель? Вынул он из него горсть золотых, а кошель все такой же полный.

Обрадовался парень, а когда рассвело, воротился к братьям и разбудил их: пускай еду готовят, после бессонной ночи он проголодался.

— Что же ты видел? — спросили его братья.

— Ничего не видел. Притомился я, всю ночь не спал и есть захотел. Давайте соберем завтрак да побродим по дремучему лесу, авось где найдем из него выход.

Сказано — сделано. Развели они костер, поджарили мяса на угольях, наелись досыта и пошли бродить по лесу, авось выйдут на простор. Только чем дольше они ходили, тем глубже в лес забредали. А к вечеру — глядь! — очутились в том же самом месте, откуда утром отправлялись.

Опять братья развели костер и поужинали. Затем двое старших улеглись спать, а Тодерикэ в свой черед ушел в дозор. Стоит он у дороги, попыхивая трубкой, до самой полночи. В полночь почудился ему конский топот да стук телеги. Вслушался Тодерикэ, всмотрелся, ружье наготове держит, глядь — едет телега, запряженная четверкой вороных.

Завидел Тодераш телегу и крикнул:

— Стой, кто едет?

Ответа никакого. Крикнул он еще раз, опять никто не отвечает. Видит Тодерикэ, что телега приближается, положил палец на курок и крикнул:

— Ни с места, не то курок спущу!

Из телеги откликнулись:

— Не стреляй. Как поравняемся, так и остановимся.

Подождал Тодерикэ. Телега поравнялась с ним и остановилась. И увидел он в ней двух людей. Один из них протянул ему шляпу да и говорит:

— За то, что не стрелял в нас, вот тебе шляпа; едва наденешь ее на голову — окажешься там, где задумал, и никто тебя не увидит. Если задумаешь с царем посидеть за трапезой, сразу там и будешь. Покушаешь, выпьешь с царем и его гостями, а о тебе никто и ведать не ведает.

Укатили двое сидевших на телеге, а Тодерикэ не нарадуется подарочку. Надел на голову шляпу и молвил: «Быть мне у царя за трапезой!» Тотчас оказался он в царских хоромах. А там шел пир горой: сваты, видишь ли, приехали сватать цареву дочь. Уселся Тодерикэ за стол, поел, попил, послушал, что толкуют люди: он всех видел, а его никто.

Заметил парень, что царевна очень хороша, и услышал, что она пойдет замуж за того, кто ее в карты обыграет. Ничего парень никому не сказал, а наевшись, молвил: «Быть мне у братьев в лесу». И тотчас там и очутился. Было уже совсем светло, а братья все еще спали — летом ночи коротки. Разбудил их Тодерикэ, а они спрашивают:

— Видел ли чего ночью, братец?

А он отвечает:

— Ничего я, слава Богу, не видел!

Поплутали братья еще по лесу долго ли, коротко ли, набрели на тропку, и вывела она их на дорогу. Шли они по ней, шли, покуда не пришли в деревню. Там оба старших брата поженились, обзавелись хозяйством. А Тодерикэ все еще в холостяках ходит.

Никто из братьев не знал, что получили остальные двое от людей, что ехали в телеге, а теперь каждый решил похвалиться своим подарочком. Подивились они немало.

— Слушай, — сказал Тодерикэ среднему брату, — ты женат, а я нет. Слышал я, как дочь царя говорила, что пойдет замуж за того, кто ее в карты обыграет. Отдай мне кошель, а я тебе шляпу. Всех денег из твоего кошеля она-то не сможет никак выиграть, а коль выиграю я — сделаюсь царем, вас же обоих генералами поставлю.

Согласился средний брат, отдал свой кошель Тодерикэ, а в обмен получил шляпчонку.

Поспешил Тодерикэ прямо в стольный город, купил себе наряд, какой положен царевичам, и отправился сватать царскую дочь.

Выслушала царевна Тодераша и отвечает:

— Вижу, ты достойный человек, и люб ты мне, да только порешила я пойти за того, кто меня в карты обыграет.

— И то дело, — согласился Тодераш.

Стали они играть в карты. Три дня и три ночи без отдыха играли. И выиграла царевна три бочки золотых монет, а из кошелька Тодерикэ все не убывало. Притомились оба, сил не стало дальше играть. А царская дочь никак не надивится волшебному кошельку Тодерикэ, из которого он все доставал и доставал деньги, сколько бы их ни проигрывал.

И говорит парню царская дочь:

— Знаешь что, Тодерикэ? Бросим-ка играть. Люб ты мне, иду я за тебя замуж. Теперь я твоя невеста.

Бросили они играть, уселись за стол, пили и ели. Притомился Тодерикэ. Отведал он дорогих заморских вин, сразу осоловел, лег спать и заснул мертвым сном. Взяла царевна его кошель и подменила другим. А когда Тодерикэ проснулся, говорит ему:<

— Давай поиграем еще в карты, авось счастливее прежнего будешь.<

Стали они играть, и Тодерикэ сразу проигрался: ведь не было у него волшебного кошеля, выгнала его царевна из дворца взашей. Воротился Тодерикэ домой, рассказал старшему брату все, как было, и попросил одолжить рог, чтобы побить царя и все его войско и вернуть свой кошель.

Дал ему старший брат рог, Тодерикэ спрятал его в карман и отправился в путь. Пришел к царскому дворцу, дунул в рог, и тотчас появилось несметное воинство и начало биться с царем и его полками. Испугался царь и говорит Тодерикэ:

— Знаешь что? Давай-ка помиримся: увели свою рать и получай мою дочь.

Поверил бедняга Тодераш цареву слову. Подул в другой конец рога, и рать его тотчас исчезла. Царь с царицей, а главное сама царевна, пригласили Тодераша во дворец, угостили его на славу и обещали тотчас же послать за попом, чтобы обвенчать Тодераша с царевной.

Поверил Тодераш цареву слову и в ожидании прихода попа давай есть-пить в свое удовольствие. Выпил он, пожалуй, больше, чем полагается женихам, а потом лег и уснул, как мертвый. Царь с царевной тотчас подменили рог. Потом разбудили Тодераша и говорят:

— Не тебе быть мужем царской дочери, иди на все четыре стороны.

Разгневался Тодераш, достал рог из кармана да как дунет! А тут дуй хоть до второго пришествия — никакой рати не увидишь. Осмеянный и огорченный, стал он умолять царя: коль не хочет отдавать за него дочь, не надо, он в обиде не будет, только пусть вернут обратно рог и кошель.

Но царские служители выставили Тодераша из дворца, да еще и собак на него натравили, так что пришлось ему бежать из города, не только из дворца.

Шел бедный Тодераш в великом гневе, раздумывал, как наказать обидчиков, — покуда не очутился в деревне где жил его средний брат. Поведал ему, что с ним стряслось, и попросил одолжить шляпу: быть может, с ее помощью удастся ему вернуть себе кошель и рог.

Отдал ему брат шляпу, надел ее Тодераш на голову и закричал: «Гоп! Гоп! Быть мне в царских хоромах с царем и его дочкой за одним столом!»

Только вымолвил он эти слова — тотчас очутился у царя за столом. Он видел всех, а его самого никто не видел. Поел Тодераш досыта, выпил в свое удовольствие, потом словно нечаянно уронил шляпу. Тут все увидели Тодераша и стали дивиться — когда и каким путем попал парень в царские хоромы. Тогда Тодераш снова надел шляпу на голову и опять стал невидимым, хоть и сидел плечом к плечу с царской дочерью.

Наелся он досыта, обнял царевну, но никто этого не видел, лишь царевна знай вопит что есть силы и просит ее отпустить. Тогда Тодераш сказал: «Гоп! Гоп! Быть мне с царской дочкою в том самом лесу где я бродил с братьями».

Вмиг очутился Тодераш с царевной на лесной поляне, да такой красивой, хоть век живи тут. Снял Тодераш шляпу с головы, и царская дочь узнала его. Решила хитрая царевна притвориться, будто рада ему, и говорит:

— Вот же, непутевый! Почему сразу же не увел меня? Люб ты мне, да отец с матерью не позволяют идти за тебя. Хорошо, что отделались мы от них. Заживем мы с тобой в лесу, я научу тебя, как вернуть кошель и рог, и сможешь ты разделаться со своими обидчиками.

Поцеловала царевна Тодераша, и стали они миловаться на тенистой лужайке, словно муж с женой.<

— Ну и плут же ты, Тодераш. — говорит царевна. Ловко дело повел, что мы очутились тут вдвоем.

А Тодераш, опьяненный любовью, отвечает:

— Давно бы увел тебя, будь у меня эта шляпа. Как надену ее, становлюсь невидимым, никто меня не видит.

А коли скажу: «Гоп! Гоп! Быть мне там-то и там-то», — я тотчас оказываюсь, где пожелаю. Такая уж сила в этой шляпе.

А царевне только того и надо было. Стала она его тут целовать и миловать, пока не заметила, что парня одолевает сон; притворилась и она, будто спит, а когда Тодераш уснул, надела на голову его шляпу и тихо молвила: «Гоп! Гоп! Быть мне в отцовских хоромах».

В тот же миг очутилась царевна у отца во дворце, а Тодерикэ остался спать в лесу. Проснулся он и видит: шляпы нет. Приуныл он совсем. Воротиться домой к братьям и не думает, раз лишился всех их подарков.

И стал он бродить, словно потерянный, по дремучему лесу. «Хоть бы зверь лесной какой, думает, загрыз меня...» А вскоре вдобавок еще голод и жажда стали его мучить. Бредет он по лесу, задумался и видит вдруг перед собой большую яблоню. А яблоки на ней величиной с кулак, красные, что твой огонь, — глаз от них отвести нельзя.

Кинулся парень к яблоне и съел, выросли у него на голове рога, большие и витые, как у венгерских волов.

— Вот так штука! — говорит Тодераш.— А ведь так мне и надо. Рога мне и положены. Только и осталось, что бодаться теперь, когда я потерял из-за царской дочери такие хорошие подарки. Дурья голова! На дочь царя позарился!

Не посмел он больше заколдованные яблоки есть и побрел дальше по лесу.

Недолго шел Тодераш. Вдруг видит: груша, а плоды на ней красивые, золотистые, величиной с гусиное яйцо. Есть ему хотелось отчаянно, а пить и того больше. Но все не решался: отведать ему груши или нет?

— Чему бывать, того не миновать, — проговорил Тодераш и съел грушу. Глядит — отпал у него один рог. Поблагодарил он Господа, съел еще грушу, и отпал у него второй рог.

Повеселел Тодераш. Стал он думать, как ему быть да жить, да и отправился к яблоне и набрал столько яблок, сколько мог нести на себе, потом взял еще несколько груш.

Пошел он из леса наугад и легко нашел дорогу. А как вышел из леса, заметил вдали город. «Туда-то я и пойду», — решил он и зашагал. Пришел в город, люди как раз из церкви выходили. Выложил Тодераш свои удивительные яблоки, и стали люди собираться вокруг, как на представление. Никто еще не видел таких красивых яблок. Начали люди спрашивать, почем он их продает. А Тодераш отвечает:

— По четыре сотни за яблоко!

Испугались люди: ведь за такие деньги можно пару быков купить.

Дошел слух о красоте дорогих яблок до царского дворца. Дала царская дочь служанке шестнадцать сотен и повелела купить четыре яблока: одно — царю, одно — царице, а два — себе.

Служанка вскоре вернулась с яблоками и отдала их девушке. Та угостила отца, мать, а два яблока оставила себе и ушла в свои покои. Съел царь яблоко, и вырос у него на лбу рог, что у нашего быка; съела царица яблоко и тут же украсилась рогом — не хуже любой буренки. А царевна по жадности проглотила сразу оба яблока. И выросли у нее на лбу такие замечательные рога, словно она у саксонского быка их заняла.

Никто — ни она, ни ее мать, ни отец не знали, что стали рогатыми. Встретились они все трое в полдень и испугались.

— Батюшка, — говорит девушка, — у вас рог на лбу, и у матушки тоже!

— А у тебя их целых два! — ответили царь с царицей. Только теперь заметили они, что обзавелись рогами. Собрались лекари со всего света, испробовали все лекарства из всех аптек, а толку никакого.

А Тодераш отправился в лавку и купил себе на вырученные деньги лекарское платье, шляпу в целое колесо, черные очки, да и ходить стал вразвалку — настоящий лекарь! Не долго думая, отправился он к царскому двору.

— Кто ты такой и что тебе надобно? — спросил царский привратник.

— Лекарь я, людей от рогов исцеляю, иду к светлому царю — показать свои бумаги.<

— Ты попал вовремя, — ответил слуга. — У самого батюшки-царя вырос рог.

Пустил он Тодераша во дворец.

— Вот хорошо, что ты пришел,— говорит царь.— Видишь, что со мной приключилось: ни с того ни с сего вырос у меня на лбу рог. И у царицы вырос, а у дочки целых два. А бедная доченька ведь у нас на выданье, без сватов осталась. Исцелишь нас — озолочу.

— Исцелю, отчего же.

Тодерикэ сделал вид, будто мажет снадобьем рог у царя, потом достал из кармана грушу и говорит:

— Съешь эту грушу, царь-батюшка, пока я буду тебя лечить.

Царь и съел потихоньку грушу. Тогда Тодерикэ взялся за рог. потряс его и отодрал. Царь снова стал таким же, каким был до того, как съел яблоко. Обрадовался царь, дал лекарю кошель с деньгами и повел в покои царицы. Вылечил Тодераш царицу и получил еще кошель с деньгами.

Повели царь с царицею лекаря в покои царевны, чтобы он и ее вылечил. Тут Тодераш говорит:

— С царевной дело будет потруднее: у нее два рога, да они и гораздо больше ваших. Конечно, я ее тоже берусь исцелить, но не так скоро. Оставьте нас вдвоем и не входите целый час. Царевна, может, закричит, что ей больно: ведь ее рога надо сначала спилить. Только вы слушайтесь меня и сюда не входите, если хотите, чтобы девушка выздоровела

— Ладно, быть по-твоему! — ответили парь с царицей и вышли из покоев царевны.

А девушка рада, что объявился такой ученый лекарь, который быстро исцелил родителей, а через час и ее вылечит.

Ученый лекарь Тодерикэ велел девушке раздеться. Послушалась царевна. А он достал из кармана веревку, крепко привязал ее к девушкиным рогам, потом закинул за матицу и подвесил царевну: тяжко ей было, да что поделаешь: надо терпеть, коль хочешь исцелиться. А плут лекарь достал толстую палку и начал лупить царевну по спине, по ногам, словом, куда попало.

Царевна кричит как оглашенная, а Тодераш знай продолжает лечение. Вбежали царь с царицей и закричали в один голос на лекаря:

— Что ты делаешь, лекарь? Ты же эдак нашу дочку убьешь.

— Нет, я только лечу ее. А где мой охотничий рог, где кошель, где шляпа, которую она хитростью отобрала у меня? Подайте их сейчас же, не то и за вас примусь!

— Развяжи ее, не бей больше, мы тебе все вернем... — взмолились царь с царицей.

Развязал Тодерикэ царевну. Она тотчас открыла свой сундук и вернула ему и рог, и кошель, и шляпу.

А Тодерикэ ни с кем из царева семейства и прощаться не стал. Надел он на голову волшебную шляпу и молвил: «Гоп! Гоп! Быть мне у родных братьев!» — да в мгновение ока у них и очутился. Поведал он братьям о всех своих мытарствах, о том, как стал царским лекарем. Так же правдиво поведал, как рассказал вам об этом я.<


Женился Тодерикэ или остался холостяком — не знаю. Одно известно доподлинно; больше он не сватал царских дочек. Если не помер, так живет и поныне.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.